Сирия: президентская развязка

13 августа 2018
934 0 0

Последние события в Сирии показывают, что на встрече в Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки в середине июля президенты России и США, видимо достигли некоторых договоренностей по урегулированию ситуации в регионе.

Сирия: президентская развязка

ANATOLY MALTSEV/EPA/TASS

Dстреча президентов США и России Дональда Трампа и Владимира Путина в Хельсинки 16 июля пришлась на непростой период взаимоотношений между странами. Эксперты указывали, что по ряду ключевых вопросов – например, по важному для России вопросу санкций или по вопросу урегулирования ситуации на Украине – подвижек ждать не стоит ввиду того, что стороны придерживаются практически диаметрально противоположных точек зрения на ситуацию, к тому же президент Трамп должен учитывать в данных вопросах жесткую антироссийскую позицию американского парламента. Поэтому предполагалось, что договоренности, если они вообще будут достигнуты, наиболее вероятны по двум направлениям: в сфере ядерного вооружения и в области урегулирования конфликта в Сирии.

Собственно, так примерно и случилось. Хотя по итогам встречи глав государств официального заявления принято не было, на пресс-конференции президенты РФ и США обозначили: да, тема ядерных ракет (договор СНВ-3) обсуждалась, да, по сирийскому вопросу есть взаимопонимание. По словам Владимира Путина, у Москвы и Вашингтона есть все необходимые слагаемые для результативного взаимодействия в Сирии.

Что касается стратегических наступательных вооружений (а текущий договор по СНВ между РФ и США истекает в 2021 году и очевидно, что его нужно модернизировать и пролонгировать) – это долгая история. Нужна большая экспертная работа, договоренности о системе мониторинга и т.п. – словом должны работать в первую очередь военные специалисты, выводы которых послужат основой для политических решений.

С Сирией проще. Как ни цинично это звучит, что бы там не происходило – это не несет непосредственной угрозы национальной безопасности ни России, ни США. Условно говоря, кто бы ни пришел ко власти в Дамаске, баллистические ракеты он не запустит.

И это создает поле для достижения консенсуса. Причем изначальные условия крайне благоприятны. И вот почему.

По большому счету, интересы России и США в Сирии мало противоречат друг другу. У США практически нет в этой стране экономических интересов. Что же касается политических интересов, то они в основном заключаются в защите интересов союзников в регионе – прежде всего Израиля и Иордании, а также ограничении экспансии заклятого врага США, Ирана. Относительно военного присутствия многие эксперты полагают, что для Дональда Трампа идеальным вариантом было бы вывести военнослужащих из Сирии: в американском обществе участие своих солдат в локальных зарубежных конфликтах не пользуется популярностью с учетом опыта Вьетнама и Ирака, тем более – в отсутствие очевидных национальных интересов. И вывод войск до новых президентских выборов 2020 года мог бы добавить Трампу политического капитала.

У России, напротив, в Сирии серьезные экономические интересы. Например, отечественные компании занимаются там разработкой нефтяных месторождений, Сирия активно закупает российское оружие, у нее большой долг перед нашей страной. В части чисто политических интересов, Россия, безусловно, заинтересована в сохранении у власти президента Башара Асада (в том числе для обеспечения своих экономических интересов), планы же США по защите союзников этим интересам не противоречат.

При этом несмотря на то, что российские и американские политики периодически выступают с громкими взаимными обвинениями в связи с ситуацией в Сирии, на практике наши страны по большому счету действуют как союзники, действия военных координируются, как на земле, так и в воздухе. «Наши военные ладят. Возможно, они ладят лучше, чем наши лидеры в политике», — отметил недавно Дональд Трамп.

Последующие события показали, что некие серьезные договоренности по сирийскому вопросу, возможно, действительно были достигнуты.

Как стало недавно известно, буквально через пару дней после саммита в Хельсинки, 19 июля, глава Генштаба Вооруженных сил РФ Валерий Герасимов отправил письмо председателю Комитета начальников штабов ВС США Джозефу Данфорду, в котором говорилось о ситуации в Сирии. По информации агентства Reuters, Герасимов предложил Вашингтону сотрудничество в восстановлении разрушенной сирийской инфраструктуры и возвращении в Сирию беженцев.

А через неделю после встречи Путина и Трампа, 23 июля, Валерий Герасимов и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров совершили неожиданный, заранее не анонсированный визит в Израиль, где провели переговоры с премьер-министром Биньямином Нетаньяху, министром обороны Авигдором Либерманом и начальником Генштаба Гади Айзенкотом. Обсуждалось близкое завершение операции сирийской армии в районе Голанских высот и возможность последующего отвода  иранских военных от сирийско-израильской границы. Полностью решить эту проблему в ходе одной встречи, разумеется, невозможно (Израиль настаивает на полном уходе иранцев из Сирии, Москва говорит, что ее влияние на решения Тегерана не слишком велико), однако сам факт столь оперативного начала переговоров по ключевой для Израиля и США проблеме – косвенное свидетельство того, что президенты Путин и Трамп все-таки пришли к неким серьезным договоренностях по сирийскому вопросу.

Но одними заявлениями и переговорами дело не ограничилось. Со 2 августа миротворцы ООН вместе с военной полицией РФ совершили патрулирование района вдоль линии разделения между Израилем и Сирией, установленной в районе Голанских высот в 1974 году. «Созданы условия для возобновления деятельности миротворческих сил ООН, развернутых в районе разделения между Сирией и Израилем на Голанских высотах в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН 1974 года №350», - сообщил на брифинге начальник главного оперативного управления Генерального штаба ВС РФ Сергей Рудской. Отметим, что патрулирование не проводилось с 2014 года: ООН решила вывести свои силы из района в сентябре 2014 года после атаки террористической группировки «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ), сопровождавшейся захватом 45 миротворцев. Теперь миротворцы вернулись в регион, причем при активном участии России. Как сообщил Сергей Рудской, «в целях исключения возможных провокаций напротив постов ООН вдоль линии "Браво" спланировано выставление восьми наблюдательных постов военной полиции Вооруженных Сил Российской Федерации»; по мере стабилизации обстановки эти посты будут переданы военнослужащим сирийских правительственных войск.

Разумеется, все это – лишь начало пути по стабилизации ситуации в Сирии. Помимо России и США в регионе есть и другие сильные игроки со своей совершенно отдельной позицией – Турция, Иран, не говоря уже о национальных интересах самой Сирии. Однако учитывая возможность влияния России на позицию правительства Асада, а США – на позицию Израиля и союзников по НАТО, договоренности российского и американского президентов, если они действительно достигнуты, могут оказать значительное положительное влияние на ускорение деэскалации сирийского конфликта.

Поделиться
Комментарии0
29 ноября 2022За рубежом

Мелони и Макрон поссорились из-за мигрантов

Отношения между Францией и Италией резко ухудшились из-за вопроса, кто должен принимать мигрантов на спасательных кораблях....

Перетягивание каната между Западом и Востоком началось задолго до российской спецоперации.

Крайне правый политик Итамар Бен-Гвир, имеющий большой опыт антиарабской риторики, станет следующим министром национальной безопасности Израиля, согласно первому из нескольких коалиционных соглашений, заключенных бывшим премьер-министром Биньямином Нетаньяху.

7 ноября 2022Вооружение

Ручное безоткатное оружие в зоне боевых действий

Рассматривая поставленное Западом оружие для Украины, мы, кажется, останавливались на многих образцах крупной артиллерийской техники. Сейчас же мы постараемся изучить меньшего представителя военной помощи, а именно – гранатомет «Carl Gustav M2», пришедший на Украину из Канады....

Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения, Киргизия, Таджикистан согласовали соглашение по стандартизации вооружения.

Антироссийская политика правительства Кишинева ставит на грань выживание народ Молдавии.