Военное сотрудничество России и Сербии: как и во внешнеполитической сфере, мешают «многовекторность» Белграда и его «западные партнёры»

12 октября
122 0 0

Армия и полиция Сербии согласно имеющимся договоренностям и контрактам получат новейшие оборудование и вооружение из России, подтвердил в обнародованном во вторник интервью «РИА Новости» министр внутренних дел страны Александр Вулин.

Военное сотрудничество России и Сербии: как и во внешнеполитической сфере, мешают «многовекторность» Белграда и его «западные партнёры»

Александр Вулин на открытии Армейских международных игр - 2021 на полигоне Алабино.Сергей Фадеичев/ТАСС

Глава сербского дипломатического ведомства заявил, что полученное оружие и техника сделают сербскую армию и полицию значительно сильнее. Рассмотрим текущее состояние и перспективы военно-политического сотрудничества России и Сербии.

Сербия является крупнейшим импортером российского оружия и военной техники в Европе. По договору «Шойгу-Вучич», заключённому в октябре 2016 года в Сочи, Россия передала Сербии 30 модернизированных танков Т-72МС, 30 бронемашин БРДМ-2, семь вертолётов Ми-17 и Ми-35, шесть истребителей МиГ-29. По схеме Белград в некоторых случаях платит за ремонт, иначе техника передаётся бесплатно Также Сербия в феврале прошлого года приобрела батарею ЗРК «Панцирь-С1». Сербский президент Александр Вучич заявил, что власти страны ожидают поставки ПТУР «Корнет» из России до конца текущего года.

Выступая в начале июня на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге, директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Дмитрий Шугаев, сказал: «Сербия - стратегический партнер России в европейском регионе в области военно-технического сотрудничества. Российская сторона готова оказать нашим сербским друзьям всестороннюю поддержку как в закупке готовых образцов вооружения российского производства, так и в обеспечении боеготовности уже поставленной техники». И добавил, что в «ближайшее время, возможна новые покупки Сербией российских средств ПВО и вертолётов».

Наибольшие споры, разумеется, вызывает возможная покупка Сербией российских комплексов С-400 «Триумф». Поскольку это не просто новейшее оружие, а важный геополитический инструмент. Этот вопрос в последние 5 лет достаточно активно обсуждался сербскими политиками, военными и обычными гражданами. Президент Сербии сказал 2 года назад, что страна хочет иметь его, но пока не может себе этого позволить. Однако в таком заявлении немало лукавства.

Военное сотрудничество не настолько эффективно, как могло бы быть

В октябре 2019 года оптимизма сторонникам приобретения грозных русских ЗРК в Сербии добавили совместные российско-сербские учения на территории балканской республики, в которых были задействованы и С-400, и «Панцирь-С1». Это был первый случай, когда российское Минобороны использовало «Триумф» за пределами России, а президент Вучич, посетивший те манёвры, констатировал, что покупкой всего двух расчётов С-400 его страна закрыла бы все проблемы с защитой воздушного пространства страны.

Такое желание вызвало яростную реакцию американской стороны, которая стала угрожать Сербии санкциями по закону CAATSA в случае приобретения новейших российских систем ПВО. Об этом прямо заявил во время визита в Северную Македонию тогдашний представитель США по Балканам Мэтью Палмер. И уже через несколько дней Вучич после встречи с директором департамента по вопросам санкций американского внешнеполитического ведомства Томасом Заржецки сказал пресловутую фразу о том, что С-400 являются слишком дорогой покупкой для Сербии, которую она себе позволить не может.

То есть американцы просто напугали сербское руководство санкциями. Ну а для убедительности перед этим последнее примерно в те же дни подписало с НАТО второй договор IPAP (План индивидуального партнёрства), который расширил первый, от марта 2015 года, вызвавший в Сербии скандал, поскольку поэтому документы натовцы получили возможность сначала использовать в совместных учениях сербский военный полигон «Юг» близ города Буяновац, а затем и право беспрепятственного передвижения по территории Сербии, ещё и с дипломатическим иммунитетом. И, разумеется, этими правами пользуются с удовольствием.

«Европейский путь» мешает Сербии, но не Вучичу

Это в целом отражает политику «европейского пути» и «многовекторности», которую правительство Сербии проводит особенно активно с момента подписания Брюссельского договора в 2013 году и первого ИПАПа в 2015. Фанатичность сербского правительства в такой стратегии остужают сами Брюссель и Вашингтон, требующие от Белграда признания независимости Косово. На что сербское руководство пойти никак не может из-за полного отсутствия поддержки такого «решения» сербским народом.

Учитывая, что среди сербского населения только 1% допускает возможность отдать Косово, пойти по такому пути означало бы для нынешней белградской власти не просто политическое самоубийство, а и элементарную угрозу личной безопасности. Пример Зорана Джинджича хорошо иллюстрирует то, как на Балканах могут обойтись со сторонниками слишком тесного сближения с Западом. При том, что бывший сербский премьер-министр выступал против предоставления Косову независимости.

При этом Вучич и его соратники уже не могут не понимать, что и соглашения с Приштиной при посредничестве ЕС и ИПАПы представляют собой весьма нехитрые ловушки, расставленные для Белграда Западом. Ущербность для Сербии Брюссельского договора, пункты которого Белград усиленно выполнял, а приштинская администрация и её западные кураторы использовали, чтобы де-факто продвигать независимость Косово, в очередной раз показали недавние события на севере автономного края.

Они как раз очень хорошо показали, что Белград после подписания документа в 2013 году фактически не может решать проблемы в Косово без апелляции к ЕС и НАТО. Ведь в результате соглашение, частично погасившее кризис, было подписано при посредничестве Брюсселя, а войска KFOR, заменившие «косовский спецназ» ROSU, были представлены чуть ли не как благодетели и спасители.  

А ведь ешё месяц назад переброска натовских подразделений на границу между Центральной Сербией и Косово однозначно воспринималось бы сербами негативно. Тем более кейфоровцы были усилены дополнительными британскими войсками, которые косовские сербы небезосновательно не любят особенно — не только из-за бомбардировок 1999 года, но и по причине неприглядной роли в албанских погромах 2000-2004 годов. На днях Лондон сообщил о переброске в автономный край 485 своих солдат и офицеров, большинство из которых представляют 1-й королевский батальон гуркхских стрелков, возвращающихся в Косово.  

Однако Белград по-прежнему пытается сделать хорошую мину при плохой игре, и даже отправил к границе с Косово бронетехнику и авиацию, что было широко разрекламировано в СМИ как защита косовских сербов. На деле же решать проблему пришлось на переговорах с «премьер-министром Косово» Альбином Курти в штаб-квартире брюссельской бюрократии. А «президент Косово» Вьоса Османи регулярно заявляет, что в случае конфликта в Косово, сербская армия будет иметь дело с НАТО.

Косовские «лидеры» и в международной политике обнаглели уже настолько, что характеризуют состоявшуюся на днях встречу стран членов Движения неприсоединения в Белграде, посвящённую 60-летию его создания, как «попытку Сербии использовать конференцию для давления на присутствующие страны в вопросе признания независимости Косово». До градуса беспрецедентно безумных украинских заявлений в сфере внешней политики западные хозяева пока подняться не позволяют, но вектор вполне очевиден.

Разумеется, Вучич активно разыгрывает и русскую карту, понимая, насколько приветствуется в стране дружба с Россией. Весьма популярны в сербском обществе идеи не только покупки Сербией новейшего российского оружия, но и создания в стране русской военной базы. Поэтому и совместные учения с российскими войсками проводятся регулярно и преподносятся они в Сербии совсем по-другому, чем манёвры с натовцами, которые местные СМИ практически не освещают. Однако на более серьёзное военное сотрудничество Белград не идёт из-за боязни гнева «западных партнёров». Которых очень беспокоит действительная и потенциальная военная активность Москвы в Сербии, в центре Европы.

Поэтому, не имея возможностей сделать крупнейшую страну Центральных Балкан действительным членом НАТО, Североатлантический альянс подписывает с Белградом договоры, по которым его деятельность на сербской территории была бы максимально комфортной. И используют другие балканские страны — члены НАТО — для создания помех в транспортировке российского оружия в Сербию. Как это было в случае с Румынией в июле 2019 года, когда Бухарест заблокировал транспортировку по Дунаю 10 бронемашин «БРДМ-2», подаренных Москвой Белграду. Тогда груз был доставлен самолётом Ил-76 через воздушное пространство Белоруссии, Польши, Словакии и Венгрии.

Ну а Вучичу оставляют возможность оправданий, вроде дороговизны С-400, которые Москва, учитывая важность стратегического партнёрства с Сербией, могла бы поставить Белграду и по дешёвке, а то и бесплатно. Ведь сделана же на днях Сербии значительная скидка на газ в условиях нынешнего топливного кризиса в Европе. И что тем более подтверждает практически безвозмездная передача отремонтированной и находящейся в отличном состоянии техники со стороны России и Белоруссии.

Кстати, Турция, покупая С-400, американских санкций не испугалась, они были действительно наложены в ноябре 2020 года. И не надо и говорить, сколь мизерное влияние оказали на военно-политическую ситуацию в стране. Особенно учитывая, что приобретение российских ПВО позволило Турции добиться свободы и диверсификации в защите своего воздушного пространства. Поскольку «Триумфы» могут сбивать самолёты НАТО, а американские «Пэтриоты» нет.

На рынке оружия тоже многовекторность

На рынке вооружений Сербия придерживается схожей стратегии многовекторности. Год назад, выступая во время учений сербской армии на полигоне в Пештере, президент Вучич заявил, что его страна закупит турецкие беспилотники Barjaktar, китайские дроны, возможно, израильские БПЛА Hermes 900 или Heron, чтобы «самостоятельно защищать и защитить свое небо», а также французские ракеты Mistral, вертолеты Airbus H145M.

Учитывая хаотичность и «многовекторность» сербской внешней политики, и на рынке закупок вооружений нет чёткой концепции и стратегии, поэтому Стратегический план обороны и План вооружения на период до 2030 года по-прежнему находятся в стадии разработки. Пока главным светлым пятном в них является обещания, что в ближайшее время на вооружение армии должен появиться современный отечественный дрон Pegaz, способный вести разведку, нести оружие и использоваться для прямой трансляции военных учений.

Однако тёмных пятен больше. Непонятно, зачем Сербии многомиллионные контракты на закупки вооружений из разных стран, если все её проблемы в обороне воздушного пространства могли бы гораздо дешевле и эффективнее решить российские ПВО. В этой же связи странно и то, почему Белград купил всего одну батарею «Панцирь-С1», ведь она имеет радиус действия около 20 километров и может защитить лишь небольшую часть страны.

Ничем иным, как фобиями западных санкций, такую хаотичность не объяснишь. Поэтому на местном рынке вооружений и доминирует неэффективная эклектика на средства налогоплательщиков. В прошлом году, по оценкам Стокгольмского института исследования проблем мира SIPRI, траты Сербии на оборону превысили один миллиард долларов США, что для Центральных и Западных Балкан очень много.

В то же время хаос наблюдается и в сфере экспорта вооружений. «Афера Крушик», связанная с незаконной торговлей оружием в Саудовскую Аравию, ОАЭ, Йемен и Сирию, а также скандал с поставками вооружений обеим воюющим сторонам в Нагорном Карабахе, демонстрируют, что важным субъектом в сербском оборонном секторе является криминал. Который добавляет колоритности сербской «многовекторной мозаике» (а проще говоря, бардака) — как в торговле оружием, так и во внешней политике в целом.


Поделиться
Комментарии0

Сербский лидер Александр Вучич выразил благодарность российской стороне за поставки в рамках двустороннего договора о военно-техническом сотрудничестве качественного и надежного вооружения.

155 0 0

«Я Родиной и совестью не торгую». Годовщина со дня рождения генерала Д.М. Карбышева

26 октября 1880 года в Омске, в семье потомственного военного дворянского происхождения, родился легендарный русский генерал Дмитрий Михайлович Карбышев....

Хуситы делают новые территориальные приобретения в Йемене. В пятницу представители движения «Ансар Аллах» заявили, что взяли под контроль регион Наджа в стратегически важной и богатой нефтью и газом провинции Мариб в Центральном Йемене.

62 1 0

24 октября 1941 года началась Тульская оборонительная операция, которая сыграла важнейшую роль в провале немецкого наступления на Москву. Тула оборонялась 43 дня.

Годовщина разгрома грузинских агрессоров в 2008 году: их пример — другим наука, а России — новые надежды

13 лет назад, в ночь на 8 августа, грузинская армия начала массированный артиллерийский обстрел столицы Южной Осетии Цхинвала. Нападение грузин на спящий город ознаменовало старт «пятидневной войны» или «войны 08.08.08», в результате которой к 12 августа армия Грузии, тщательно подготовленная и вооружённая Соединёнными Штатами, была полностью разгромлена, а Южная Осетия и Абхазия были признаны Россией независимыми от Грузии....

Известный американский военный аналитик Марк Эпископос написал материал для журнала The National Interest о новой российской штурмовой винтовке — АК-12, которая призвана заменить АК-74.

332 1 0

За последние дни вооружённые силы хуситов и поддерживающие их Народные комитеты добились значительных успехов в Йемене.