За рубежом

В Вашингтоне боятся, что Пекин может усилить иранскую армию

Белому дому необходимо тесно взаимодействовать с региональными союзниками, чтобы убедить Китай не вооружать Тегеран современным оружием.

13 марта
Поделиться:
В Вашингтоне боятся, что Пекин может усилить иранскую армию
ABEDIN TAHERKENAREH/EPA

После недавнего устранения генерал-майора Касема Сулеймани, глава китайского МИД Ван И сказал иранскому коллеге Джаваду Зарифу, что их страны должны вместе противостоять «теории однополярного мира и агрессии». Такое риторическое высказывание, кроме очевидной критики действий США, показывает, что 15-летний период, когда Пекин почти не помогал Тегерану в модернизации ВС Ирана, возможно, подходит к концу. Об этом же говорит и то, что во второй половине этого года начнет истекать срок действия эмбарго Совета безопасности (СБ) ООН на продажи оружия Тегерану.

Последние полтора десятилетия Китай придерживался осторожной позиции в отношениях с ИРИ, но сейчас комбинация заманчивых возможностей может заставить его резко поменять иранскую политику. Возвращение к глубокому китайско-иранскому партнерству в области обороны, существовавшему в восьмидесятые годы прошлого века, может придать иранцам смелости, заполнив самые большие бреши в его обороне, и подтолкнуть их бросить Вашингтону новые вызовы. США необходимо действовать в тесном сотрудничестве с региональными партнерами, чтобы убедить Китай не идти по этому пути. Если же американцам не удастся сдержать Поднебесную в отношениях с ИРИ, то им придется уже в недалеком будущем иметь дело с существенно окрепшим в военном отношении Ираном.

Последние четыре десятилетия, после революции 1979 года, китайская стратегия по отношению к Ирану основывалась на внешних факторах и возможностях и системе сдерживаний. С одной стороны, Пекин давно преследовал экономические интересы, особенно, в области экспорта бытовых товаров и инвестиций в иранский нефтегазовый сектор. В 80-е годы ХХ века КНР, к тому же, стала главным поставщиком оружия Ирану и извлекла большую выгоду из ирано-иракской войны.

В основном Пекин поставлял Ирану танки, истребители, бронемашины, ракеты класса «земля-воздух» и противокорабельные крылатые ракеты. Поставки оценивались приблизительно в 1 млрд долларов.

Иран, к тому же, был полезным союзником Китая в его отношениях с двумя супердержавами. Военная помощь КНР помогла сделать из Ирана оплот против Советского Союза и позднее карту в переговорах Пекина с Вашингтоном по многим вопросам, включая поставки американского оружия Тайваню.

С другой стороны, желание покончить с международной изоляцией после разгона демонстрации на площади Тяньаньмэнь и избежать американских санкций заставила Китай сократить сотрудничество с Ираном в ядерной и ракетной программах. После раскрытия незаконной иранской ядерной программы в 2003 году Китай начал уменьшать импорт нефти из Ирана и сокращать поставки оружия, а также дипломатические контакты. В 2010 г. Пекин одобрил широкомасштабные санкции СБ ООН против ИРИ, которые включали и продажи Ирану обычных вооружений.

Несмотря на санкции и дальнейшее сокращение сотрудничества Китай время от времени поставлял Тегерану оружие и ракетные технологии.

Последним сдерживающим фактором был баланс отношений между Китаем с Ираном и с другими региональными странами. Особенно с Саудовской Аравией и государствами на берегах Персидского залива.

Поворотным моментом стали переговоры по Совместному всеобъемлющему плану действий (JCPOA) в 2013-15 гг. Это соглашение помогло Ирану ослабить статус государства-изгоя и создало условия для легальной деятельности в нем иностранных компаний.

Пекин, как нетрудно догадаться, не мог не воспользоваться такой возможностью. В январе 2016 г. в Тегеран прилетел Си Цзиньпин подписывать договор о всестороннем стратегическом партнерстве, которое подразумевало глубокое сотрудничество в энергетическом секторе и в инфраструктурных проектах. Пекин и Тегеран также договорились расширить военное сотрудничество в подготовке личного состава, в борьбе с терроризмом и поставках военной техники, оружия и снаряжения.  

В 2014-18 гг. между Китаем и Ираном произошли как минимум 12 военных взаимодействий, включая заходы военных кораблей в порты, двусторонние учения и диалог на высшем уровне. В прошлом году такое сотрудничество продолжилось. В сентябре 2019 г. командующий ВС Ирана встретился в Пекине с коллегой, после чего совершил поездку на одну из китайских военно-морских баз. В декабре в Оманском заливе состоялись трехсторонние учения Ирана, КНР и России.

Несмотря на возобновление всех контактов в последние годы Китай продолжал воздерживаться от продажи оружия Ирану. Поставки большинства видов обычных вооружений Ирану по ядерной сделке разрешены, но в течение следующих пяти лет после ее ратификации в октябре 2015 г. на каждую такую сделку необходимо разрешение СБ ООН. Причем, для технологий создания баллистических ракет срок необходимости утверждения в Совбезе продлен до 8 лет. Это решение дает США, Великобритании и Франции возможность запрещать все поставки российского и китайского оружия и военной техники. Единственное исключение было сделано в ноябре 2016 г. для России, которая должна была закончить поставку Ирану зенитных ракетных систем С-300 на 800 млн долларов.

Пекин еще никак не отреагировал на предстоящее в октябре окончание пятилетнего «эмбарго» на поставки оружия ИРИ. Естественно, Пекину будет нелегко удержаться от соблазна вернуться на такой заманчивый рынок, как иранский. Здесь следует напомнить, что в списке крупнейших производителей оружия на планете немало китайских компаний. Причем, семь из них входят в первую двадцатку.

Ближний Восток сейчас является крупнейшим рынком для китайского оружия. В 2013-17 гг. китайцы продали в этом регионе оружия и военной техники на 10 млрд долларов.

Иранский рынок заманчив еще и отсутствием конкуренции с американскими и европейскими производителями оружия. Что касается Европы, то европейские компании смогут вернуться в Иран не раньше 2023 года, когда истекает срок действия антииранских санкций ЕС. На иранском рынке присутствуют сейчас лишь российские компании, которые ведут переговоры о контрактах в общей сложности на 10 млрд долларов.

Эскалация напряженности между Ираном и Соединенными Штатами, а также желание американской администрации минимизировать риски усиления иранской армии могут дать Пекину еще одну благоприятную возможность для маневра. Китайская дипломатия может возобновить свою прежнюю практику увязывания поставок оружия Тегерану с другими приоритетами. Например, с сокращением поставок американского оружия Тайваню; приглашением НОАК вернуться на проходящие под эгидой крупные учения RIMPAC; отменой американских санкций против НОАК или снятием других антикитайских санкций США, связанных с Ираном (например, санкций против китайских компаний, которые продолжают покупать иранскую нефть).

Обострение отношений между США и ИРИ на руку Пекину еще и потому, что отвлекает американские силы и внимание от Восточной Азии, которую Китай считает своей зоной влияния. Естественно, в Вашингтоне с этим категорически не согласны.

Следует помнить, что возможности США помешать поставкам китайского оружия Ирану сейчас ограничены. Например, Вашингтон может, конечно, ввести санкции против китайских производителей оружия, которые будут торговать с Тегераном, но в отличие от гражданских китайских компаний производители оружия практически не представлены в США.

Простое убеждение может оказаться эффективнее запугивания и шантажа. Вашингтон может попытаться объяснить Пекину, что модернизация иранских ВС может придать иранцам смелости, что приведет к усилению нестабильности в регионе. Потрясения на Ближнем Востоке Пекину, конечно, не нужны. В интересах Китая, получающего огромный объем энергоресурсов из Персидского залива, стабильная обстановка в регионе.

С другой стороны, в Пекине понимают, что если китайские компании не будут продавать оружие Ирану, то иранский рынок быстро займут конкуренты из других стран и, в первую очередь, России.

К тому же, следует помнить, что соображения политической стабильности/нестабильности на Ближнем Востоке не помешали Пекину в прошлом делиться с Тегераном деталями и узлами баллистических ракет и технологиями двойного назначения. Здесь, однако, может здорово помочь снижение поставок американского оружия Тайваню, очень чувствительная для Китая тема, ради решения которой он может пойти на серьезные уступки.

Еще один способ оказывать на Китай давление в вопросе поставок китайского оружия и военной техники Ирану – создание региональной коалиции для давления на Пекин. Например, гораздо более привлекательным партнером для Китая по сравнению с Ираном является Совет сотрудничества стран Залива. Эта группа арабских стран может значительно помочь, например, осуществлению китайского мегапроекта «Один пояс, один путь».

Арабские монархии Персидского залива, со своей стороны, конечно, против вооружения Ирана, отношения с которым у них оставляют желать лучшего. Так что в этом цели США и арабских нефтяных монархий совпадают.

 / Главное

Коронавирус усилил разногласия в НАТО: ЕС пытается дублировать действия альянса в борьбе с пандемией

Европейский союз создаст оперативную военную группу для борьбы с коронавирусом.

7 апреля

ЕС начал новую военную операцию в Средиземном море

Целью операции под названием «Ирини» является контроль над соблюдением оружейного эмбарго ООН в отношении Ливии.

6 апреля

Перегруппировка сил под видом сокращения: НАТО будет увеличивать контингент в Ираке

Соответствующее решение было принято в ходе заседания глав МИД стран-участниц Североатлантического альянса.

3 апреля

Подводники Балтики: победа, всем смертям назло!

Основные события Великой Отечественной войны разворачивались на сухопутных фронтах. Но и моряки внесли свой вклад в победу над врагом. Достойную страницу в боевой летописи советского ВМФ занимают действия экипажей подводных лодок (ПЛ), которые находясь в тяжелейших условиях, до конца выполняли свой воинский долг.

3 апреля

Борьба с вирусом и проведение операций: НАТО обсудит насущные проблемы в режиме видеоконференции

Главы МИД стран НАТО проведут первую в истории альянса видеоконференцию.

2 апреля

В НАТО создадут группу для усиления политической силы альянса

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил о создании группы экспертов, которые будут обсуждать дальнейшую работу альянса в области политики.

1 апреля

Белый дом встретил неожиданного противника в лице американского генерала

Один из самых высокопоставленных военачальников Пентагона выступает против попыток администрации президента Трампа спровоцировать войну с Ираном.

1 апреля

Как пандемия «ударила» по ведущим армиям мира

Ситуация с быстро распространяемой инфекцией COVID-19 существенно повлияла и на самые боеспособные армии мира.

31 марта

США: Да здравствует, оружие!

В Соединенных Штатах больше огнестрельного оружия, чем людей.

30 марта

Российские военные провели патрулирование в самой отдаленной сирийской провинции

В провинции Хасеке состоялось очередное совместное российско-турецкое патрулирование.

27 марта

В Вашингтоне боятся, что президент Гани сорвет сделку с талибами

Майку Помпео так и не удалось уговорить ведущих афганских политиков договориться о создании правительства единства. Вашингтон решил воспользоваться привычным и проверенным оружием – шантажом и пригрозил Кабулу сократить помощь на 2 миллиарда долларов.

26 марта

По поручению президента: Сергей Шойгу обсудил с Башаром Асадом повестку дня в Сирии

Министр обороны России Сергей Шойгу провел в Дамаске переговоры с президентом Сирии Башаром Асадом.

25 марта

Коронавирус заставил Пентагон и НАТО снизить масштаб учений в Европе

Пандемия Covid-19 добралась и до военных. Военные ведомства многих стран, включая членов НАТО, вводят повышенные меры осторожности и ограничивают активность. Особенно, это относится к учениям.

24 марта

Россия не станет проводить учения вблизи границ НАТО

Об этом заявил заместитель министра обороны России, генерал-полковник Александр Фомин.

23 марта

Столтенберг: Пандемия испытывает НАТО на прочность, но мы победим ее

О влиянии коронавируса на учения и военную деятельность Североатлантического альянса рассказал Генсек блока Йенс Столтенберг.

20 марта
Армия

Россия не станет проводить учения вблизи границ НАТО

Об этом заявил заместитель министра обороны России, генерал-полковник Александр Фомин.

Угрозы

Коронавирус заставил Пентагон и НАТО снизить масштаб учений в Европе

Пандемия Covid-19 добралась и до военных. Военные ведомства многих стран, включая членов НАТО, вводят повышенные меры осторожности и ограничивают активность. Особенно, это относится к учениям.

Армия

По поручению президента: Сергей Шойгу обсудил с Башаром Асадом повестку дня в Сирии

Министр обороны России Сергей Шойгу провел в Дамаске переговоры с президентом Сирии Башаром Асадом.

Самое читаемое